ady

Свет и Тьма

свет и тьма

Описание процесса творения в Ригведе и в "Древе жизни" Ицхака Лурии

Из "Древа жизни"
Знай, до начала творения был лишь высший, все собой заполняющий свет.
И не было свободного незаполненного пространства --
Лишь бесконечный, ровный свет все собой заливал.
И когда решил Он сотворить миры и создания, их населяющие,
Этим раскрыв совершенство Свое,
Что явилось причиной творения миров,
Сократил себя Он в точке центральной своей --
И сжался свет и удалился,
Оставив свободное, ничем незаполненное пространство.
И равномерным было сжатие света вокруг центральной точки
Так, что место пустое форму окружности приобрело,
Поскольку таковым было сокращение света.
И вот после сжатия этого в центре заполненного светом пространства
Образовалась круглая пустота, лишь тогда
Появилось место, где могут создания и творения существовать.
И вот протянулся от бесконечного света луч прямой,
Сверху вниз спустился внутрь пространства пустого того.
Протянулся, спускаясь по лучу, свет бесконечный вниз,
И в прострзнстве пустом том сотворил все совершенно миры.
Прежде этих миров был Бесконечный,
В совершенстве настолько прекрасном своем,
Что нет сил у созданий постичь совершенство Его --
Ведь не может созданный разум достигнуть Его.
Ведь нет Ему места, границы и времени.
И лучом спустился свет
К мирам, в черном пространстве пустом находящимся все.
И круг каждый от каждого мира и близкие к свету -- важны,
Пока не находим мир материи наш в точке центральной,
Внутри всех окружностей в центре зияющей пустоты.
И так удален от Бесконечного -- далее всех миров,
И потому материально так окончательно низок --
Ведь внутри окружностей всех находится он --
В самом центре зияющей пустоты...

Записано учеником АРИ, Хаимом Виталем, со слов Учителя.

Гимн "Риг Веды" о Творении:
Несуществующего не было,
существующего не было:
не было ни воздушной сферы,
ни неба за ней...
Смерти не было тогда,
и не было ничего бессмертного:
ни единого знака не было,
отделяющего день от ночи.
То Единое, бездыханное,
дышало своей собственой природой:
кроме этого не было совершенно ничего.
Была тьма:
вначале сокрытое тьмой,
это Всё было неразличимым хаосом.
Всё, что тогда существовало, было пустым
и бесформенным:
великой силой Тепла была рождена эта Единица.
Затем возникло Желание в начале -
Желание, изначальное семя, росток Духа.
Мудрецы, искавшие помышлением сердец,
обнаружили сходство существующего
с несуществующим
Ригведа, X, 129

ady

Самка

алиса

Как говорил Падмасамбхава своей ученице и мистической супруге Йеше Цогьял:

"О йогиня, достигшая совершенства!
Человеческое тело – основа для обретения мудрости;
Тело женщины и мужчины
Одинаково годятся для этой цели,
Но если женщина имеет непреклонную решимость,
Ее возможности выше".

Это стихотворение Киплинга объясняет почему... Это очень сильно...

Радьярд Киплинг
САМКА

(перевод Вадима Румынского)

Если гималайский фермер на медведя набредет,
Покричит он, чтобы монстра отпугнуть, и тот уйдет.
Но медведица немедля растерзает наглеца,
Потому что самка зверя смертоноснее самца.

Днем на солнце нежась, аспид, услыхав беспечный шаг,
Отползет с тропы подальше, чтобы встречи избежать,
Но не двинется и с места, не предпримет ничего
Самка змея, что намного смертоноснее его.

Йезуиты, что крестили и гуронов и чокто,
Быть избавлены молили от жестокой мести скво.
И не воины, а жены наводили страх на них,
Тем, что были смертоносней доблестных мужей своих.

Кроткий духом муж не скажет то, что на сердце лежит,
Зная, что жена от Бога не ему принадлежит.
Но и фермер и охотник согласятся меж собой,
Что и женщина и самка лишь смертельный примут бой.

А мужчина, по натуре, то медведь, то червь, то плут,
Предпочтет договориться, поступиться чем-нибудь.
И лишь изредка, отбросив все сомненья заодно,
Действием поставит точку там, где следует оно.

Страх и глупость вынуждают над поверженным врагом
Учинить суда подобье без нужды малейшей в том.
Грязной шуткой успокоен, сожаленьями распят -
Медлит он с прямым решеньем, и судьба его - разврат!

Но жена его от Бога каждой клеткой естества
Лишь к одной стремится цели, лишь в одном всегда права,
И покуда поколеньям не предвидится конца,
Будет самка, без сомненья, смертоноснее самца.

Та, кому грозит под пыткой смерть за каждое дитя,
Не отчается в попытках, не свернет с пути, шутя.
То - мужские лишь причуды, и не в том находит честь
Та, чья жизнь - иное право, что сама оно и есть.

В этот мир она приходит лишь как мать и как жена,
И величье только в этом обрести вольна она.
И когда вне уз семейных право требует свое,
Тот же образ принимает, та же власть ведет ее.

Убежденья, словно узы для нее, коль нет других,
Ну а доводы, как дети: бог безумцу помоги!
Никакого обсужденья, но слепая ярость, стих,
Разбудивший самку зверя, чтоб сражаться за своих

Наглый вызов, обвиненья - но медведица разит,
Яд коварства и сомненья - но змея стрелой летит.
Обнажая нерв за нервом, не отступится, пока
Жертва корчится в мученьях, как священник у столба.

И выходит, что мужчина, отправляясь на совет
С храбрецами удалыми, не зовет ее к себе,
Ибо, во вражде со смыслом, служит, кроток он и нем,
Богу отвлеченных истин, что неведом ей совсем.

Зная это, знает также, что она с порога рая
Направлять должна - не править, увлекать, не подчиняя.
И она напоминает все о том же без конца,
Что и женщина, как самка, смертоноснее самца

_______________

Rudyard Kipling
THE FEMALE OF THE SPECIES
Самка / женская особь видов [животных]

When the Himalayan peasant meets the he-bear in his pride,
Когда гималайский крестьянин встречает медведя на своей земле (букв. «на предмете своей гордости»)
He shouts to scare the monster, who will often turn aside.
Он кричит, чтобы испугать чудовище, которое зачастую сворачивает в сторону.
But the she-bear thus accosted rends the peasant tooth and nail.
Но медведица, [встретив] такое обращение, воздает крестьянину зубами и когтями,
For the female of the species is more deadly than the male.
Потому что самка / женская особь видов [животных] смертоноснее самца.

When Nag the basking cobra hears the careless foot of man,
Когда наг, нежащаяся [на солнце] кобра слышит беспечную стопу человека,
He will sometimes wriggle sideways and avoid it if he can.
Он иногда отползает (букв. «извивается») в сторону и избегает [встречи], если может.
But his mate makes no such motion where she camps beside the trail.
Но его супруга/подруга/самка не совершает такого движения, когда располагается близь тропы.
For the female of the species is more deadly than the male.
Потому что самка / женская особь видов [животных] смертоноснее самца / мужской особи.

When the early Jesuit fathers preached to Hurons and Choctaws,
Когда ранние отцы-иезуиты проповедовали гуронам и чокто,
They prayed to be delivered from the vengeance of the squaws.
Они молили [Бога] быть избавленными от мести скво.
'Twas the women, not the warriors, turned those stark enthusiasts pale.
Это женщины, а не воины, заставляли этих суровых энтузиастов бледнеть.
For the female of the species is more deadly than the male.
Потому что самка / женская особь видов [животных] смертоноснее самца / мужской особи.

Man's timid heart is bursting with the things he must not say,
Боязливое сердце мужчины разрывается от вещей, [о] которых он не должен говорить,
For the Woman that God gave him isn't his to give away;
Потому что женщина, которую дал ему Бог, не его, чтобы ею распоряжаться;
But when hunter meets with husbands, each confirms the other's tale –
Но когда охотник встречается с домохозяевами, каждый [из них] подтверждает рассказ другого:
The female of the species is more deadly than the male.
Самка / женская особь видов [животных] смертоноснее самца / мужской особи.

Man, a bear in most relations—worm and savage otherwise, –
Мужчина: медведь в большинстве отношений; червь и дикарь - в остальных.
Man propounds negotiations, Man accepts the compromise.
Мужчина предлагает переговоры, мужчина идет на (букв. «принимает») компромисс.
Very rarely will he squarely push the logic of a fact
Очень редко он прямо доведет (букв. «продвинет», «подтолкнет») логику событий/происшедшего (букв. «сделанного»)
To its ultimate conclusion in unmitigated act.
До ее окончательного завершения в [ничем] не смягченном действии.

Fear, or foolishness, impels him, ere he lay the wicked low,
Страх или глупость побуждают его, даже когда он повергает злодея,
To concede some form of trial even to his fiercest foe.
Допустить нечто вроде суда даже над самым ярым/лютым/свирепым своим врагом.
Mirth obscene diverts his anger – Doubt and Pity oft perplex
Грязное веселье отвращает его гнев, сомнение и сожаление часто приводят его в замешательство
Him in dealing with an issue –to the scandal of The Sex!
При решении вопроса к половому позору/бесчестью («сексуальному скандалу»).

But the Woman that God gave him, every fibre of her frame
Но женщина, которую дал ему Бог, каждым волокном своего скелета
Proves her launched for one sole issue, armed and engined for the same;
Подтверждает, что направлена на одну единственную цель и для нее вооружена и оснащена.
And to serve that single issue, lest the generations fail,
И, чтобы служить этой единственной цели, дабы не пресеклись поколения/роды,
The female of the species must be deadlier than the male.
Самка / женская особь видов [животных] должна быть смертоноснее самца / мужской особи.

She who faces Death by torture for each life beneath her breast
Та (она), которая сталкивается (букв. «обращается лицом») со смертью под
пыткой за каждую жизнь под своим сердцем (букв. «под своей грудью»),

May not deal in doubt or pity – must not swerve for fact or jest.
Не может занимать себя сомнениями или сожалениями - не должна сворачивать с пути ради факта или действия.
These be purely male diversions – not in these her honour dwells –
Это, да будут, чисто мужские отклонения - не в этом покоится/присутствует ее честь.
She the Other Law we live by, is that Law and nothing else.
Она - иной закон, которым мы живем. Только этот закон - и ничто более.

She can bring no more to living than the powers that make her great
Она не может привнести ничего в жизнь, кроме сил/способностей, придающих ей величие
As the Mother of the Infant and the Mistress of the Mate.
Как матери младенца и любовнице/хозяйке супруга/любовника/самца.
And when Babe and Man are lacking and she strides unclaimed to claim
И/но когда ребенка и мужа нет, и она выступает, непрошенная, потребовать
Her right as femme (and baron), her equipment is the same.
Своего права как жены и барона (свободного человека), ее облачение/оснащение то же.

She is wedded to convictions – in default of grosser ties;
Она замужем (букв. «связана») за убеждениями - в отсутствие более грубых уз.
Her contentions are her children, Heaven help him who denies! –
Ее аргументы - ее дети. Небеса, помогите тому, кто [это/их] отрицает!
He will meet no suave discussion, but the instant, white-hot, wild,
Он не встретит учтивого обсуждения, но мгновенную/внезапную, раскаленную добела, дикую
Wakened female of the species warring as for spouse and child.
Разбуженную самку [животного], сражающуюся, как за супруга или дитя.

Unprovoked and awful charges – even so the she-bear fights,
[Ничем] не вызванные / не спровоцированные и ужасные обвиненья - даже если так, медведица дерется/бьется/борется,
Speech that drips, corrodes, and poisons – even so the cobra bites,
Речь, которая просачивается, разъедает и отравляет - даже если так, кобра кусает.
Scientific vivisection of one nerve till it is raw
Научная вивисекция единственного нерва, пока он не оголится,
And the victim writhes in anguish – like the Jesuit with the squaw!
И жертва корчится в агонии, как иезуит у скво!

So it comes that Man, the coward, when he gathers to confer
Вот и выходит, что мужчина, трус, когда собирается совещаться
With his fellow-braves in council, dare not leave a place for her
Со своими товарищами храбрецами на совете, не дерзает/отваживается уделить место ей
Where, at war with Life and Conscience, he uplifts his erring hands
[Там], где в распре / состоянии войны с [самой] жизнью и совестью он воздевает свои заблуждающиеся руки
To some God of Abstract Justice – which no woman understands.
К некому богу отвлеченной справедливости, которого не понимает ни одна женщина.

And Man knows it! Knows, moreover, that the Woman that God gave him
И мужчина знает это! Знает сверх этого, что женщина, которую дал ему Бог,
Must command but may not govern – shall enthrall but not enslave him.
Должна
коммандовать/посылать/направлять, но не может / не вправе править -
обязана очаровывать (букв. «опутывать»), но не порабощать его.

And She knows, because She warns him, and Her instincts never fail,
А/и она знает, потому что предупреждает его, а ее инстинкты никогда не подводят,
That the Female of Her Species is more deadly than the Male.
Что самка / женская особь видов [животных] смертоноснее самца / мужской особи

_______________

Rudyard Kipling
THE FEMALE OF THE SPECIES

When the Himalayan peasant meets the he-bear in his pride,
He shouts to scare the monster, who will often turn aside.
But the she-bear thus accosted rends the peasant tooth and nail.
For the female of the species is more deadly than the male.

When Nag the basking cobra hears the careless foot of man,
He will sometimes wriggle sideways and avoid it if he can.
But his mate makes no such motion where she camps beside the trail.
For the female of the species is more deadly than the male.

When the early Jesuit fathers preached to Hurons and Choctaws,
They prayed to be delivered from the vengeance of the squaws.
'Twas the women, not the warriors, turned those stark enthusiasts pale.
For the female of the species is more deadly than the male.

Man's timid heart is bursting with the things he must not say,
For the Woman that God gave him isn't his to give away;
But when hunter meets with husbands, each confirms the other's tale –
The female of the species is more deadly than the male.

Man, a bear in most relations—worm and savage otherwise, –
Man propounds negotiations, Man accepts the compromise.
Very rarely will he squarely push the logic of a fact
To its ultimate conclusion in unmitigated act.

Fear, or foolishness, impels him, ere he lay the wicked low,
To concede some form of trial even to his fiercest foe.
Mirth obscene diverts his anger – Doubt and Pity oft perplex
Him in dealing with an issue –to the scandal of The Sex!

But the Woman that God gave him, every fibre of her frame
Proves her launched for one sole issue, armed and engined for the same;
And to serve that single issue, lest the generations fail,
The female of the species must be deadlier than the male.

She who faces Death by torture for each life beneath her breast
May not deal in doubt or pity – must not swerve for fact or jest.
These be purely male diversions – not in these her honour dwells –
She the Other Law we live by, is that Law and nothing else.

She can bring no more to living than the powers that make her great
As the Mother of the Infant and the Mistress of the Mate.
And when Babe and Man are lacking and she strides unclaimed to claim
Her right as femme (and baron), her equipment is the same.

She is wedded to convictions – in default of grosser ties;
Her contentions are her children, Heaven help him who denies! –
He will meet no suave discussion, but the instant, white-hot, wild,
Wakened female of the species warring as for spouse and child.

Unprovoked and awful charges – even so the she-bear fights,
Speech that drips, corrodes, and poisons – even so the cobra bites,
Scientific vivisection of one nerve till it is raw
And the victim writhes in anguish – like the Jesuit with the squaw!

So it comes that Man, the coward, when he gathers to confer
With his fellow-braves in council, dare not leave a place for her
Where, at war with Life and Conscience, he uplifts his erring hands
To some God of Abstract Justice – which no woman understands.

And Man knows it! Knows, moreover, that the Woman that God gave him
Must command but may not govern – shall enthrall but not enslave him.
And She knows, because She warns him, and Her instincts never fail,
That the Female of Her Species is more deadly than the Male.

http://pranava.livejournal.com/55696.html

ady

Махашиваратри




Посмотрите, сколь дивны
Пути любви:
Если вы выпускаете стрелу, пусть она входит в цель вместе с оперением
Если вы обнимаете, пусть кости хрустят и ломаются.
Стремитесь к слиянию до тех пор, пока даже слияния не будет видно.

Такова любовь к Господу.

***
О Господь, слушай меня, если хочешь, или не слушай, если не хочешь:
Я не смогу успокоиться, пока я не спою о Тебе.

О Господь, прими меня, если хочешь, или не принимай, если не хочешь:
Я не смогу успокоиться, пока не совершу поклонение Тебе.

О Господь, люби меня, если хочешь, или не люби, если не хочешь:
Я не смогу успокоиться, пока не смогу коснуться Тебя.

О Господь, посмотри на меня, если хочешь, или не смотри, если не хочешь:
Я не смогу успокоиться, если не буду смотреть на тебя вечность.

О Господь, белый как жасмин, я поклоняюсь Тебе и блаженствую в трепете удовольствия.

***
Слияние с Господом – это очищение тела, и ничто иное.
Очищение ума – это предложение цветов, и ничто иное.
Проявление сострадания – это предложение акшаты и притираний, и ничто другое.
Требование мудрости – это предложение огня, и ничто другое.
Прояснение позиции – это предложение найведьи, и ничто другое.
Ясность способностей – это листья бетеля, и ничто другое.
Лотос сердца – это сиденье для Господа, и только для Него.
Если не так, то как иначе Господь с легкостью сойдет ко мне в руку?

***
Есть ли кто-то, кто более удачлив, чем я?
Есть ли кто-то, кто так же благословлен, как я?
Мои братья – небесные музыканты!
Семь поколений преданных Шивы – моя семья!
Все это оттого, что мой муж – Сам Ченна Малликарджун!

Эти прекрасные вачаны ("речения") написаны Аккой Махадеви. Акка (что значит старшая сестра) была вирашайвитской святой XII века, родом из Карнатаки. Она оставила около 340 вачан, созданных на карнатакском языке каннада и посвященных Шиве, которого она называет Ченна Малликарджун - Господь, Белый как жасмин.

forum.hari-katha.org/index.php
ady

:)

"У буддистов тибетского обряда есть такая практика — „тонглен“. Они вдыхают воображаемый дым, символизирующий страдание определенного класса существ, и растворяют его в сиянии сердечного центра. А выдыхают при этом сострадание и любовь. Так делают, чтобы открыть свое сердце разнообразным формам жизни, населяющим Вселенную.
Так вот, я своими глазами видел в интернете, как продвинутые московские буддисты, делающие тонглен на нагов и гьялпо (а к последнему классу относятся, по некоторым сведениям, и русские православные бесы), безжалостно глумятся на своем форуме над евреями — без всякой понятной мне причины. Похоже, вдыхают эти ребята хорошо и много, с дымом страдания там перебоев нет — а вот растворяют таки не до конца".
В. Пелевин
ady

О тщете аскезы

Рассказ о гусаре схимнике

Блестящий гусар, граф Алексей Буланов, как правильно сообщил Бендер, был действительно героем аристократического Петербурга. Имя великолепного кавалериста и кутилы не сходило с уст чопорных обитателей дворцов по Английской набережной и со столбцов светской хроники. Очень часто на страницах иллюстрированных журналов появлялся фотографический портрет красавца-гусара -- куртка, расшитая бранденбурами и отороченная зернистым каракулем, высокие прилизанные височки и короткий победительный нос.

За графом Булановым катилась слава участника многих тайных дуэлей, имевших роковой исход, явных романов с наикрасивейшими, неприступнейшими дамами света, сумасшедших выходок против уважаемых в обществе особ и прочувствованных кутежей, неизбежно кончавшихся избиением штафирок.

Граф был красив, молод, богат, счастлив в любви, счастлив в картах и в наследовании имущества. Родственники его умирали быстро, и наследства их увеличивали и без того огромное богатство.

Он был дерзок и смел. Он помогал абиссинскому негусу Менелику в его войне с итальянцами. Он сидел под большими абиссинскими звездами, закутавшись в белый бурнус, и глядел в трехверстную карту местности. Свет факелов бросал шатающиеся тени на прилизанные височки графа. У ног его сидел новый друг, абиссинский мальчик Васька*. Разгромив войска итальянского короля*, граф вернулся в Петербург вместе с абиссинцем Васькой. Петербург встретил героя цветами и шампанским. Граф Алексей снова погрузился в беспечную пучину наслаждений. О нем продолжали говорить с удвоенным восхищением, женщины травились из-за него, мужчины завидовали. На запятках графской кареты, пролетавшей по Миллионной, неизменно стоял абиссинец, вызывая своей чернотой и тонким станом изумление прохожих. И внезапно все кончилось. Граф Алексей Буланов исчез. Княгиня Белорусско-Балтийская*, последняя пассия графа, была безутешна. Таинственное исчезновение графа наделало много шуму. Газеты были полны догадками. Сыщики сбились с ног. Но все было тщетно. Следы графа не находились.

Когда шум уже затихал, из Аверкиевой пустыни пришло письмо, все объяснившее. Блестящий граф, герой аристократического Петербурга, Валтасар XIX века -- принял схиму. Передавали ужасающие подробности. Говорили, что граф-монах носит вериги в несколько пудов, что он, привыкший к тонкой французской кухне, питается теперь только картофельной шелухой. Поднялся вихрь предположений. Говорили, что графу было видение умершей матери. Женщины плакали. У подъезда княгини Белорусско-Балтийской стояли вереницы карет. Княгиня с мужем принимали соболезнования. Рождались новые слухи. Ждали графа назад. Говорили, что это временное помешательство на религиозной почве. Утверждали, что граф бежал от долгов. Передавали, что виною всему несчастный роман. А на самом деле гусар пошел в монахи, чтобы постичь жизнь. Назад он не вернулся. Мало-помалу о нем забыли. Княгиня Балтийская познакомилась с итальянским певцом, а абиссинец Васька уехал на родину.

В обители граф Алексей Буланов, принявший имя Евпла, изнурял себя великими подвигами. Он действительно носил вериги, но ему показалось, что этого недостаточно для познания жизни. Тогда он изобрел себе особую монашескую форму: клобук с отвесным козырьком, закрывающим все лицо, и рясу, связывающую движения. С благословения игумена он стал носить эту форму. Но и этого показалось ему мало. Обуянный гордыней смирения, он удалился в лесную землянку и стал жить в дубовом гробу.

Подвиг схимника Евпла наполнил удивлением обитель. Он ел только сухари, запас которых ему возобновляли раз в три месяца.

Так прошло двадцать лет. Евпл считал свою жизнь мудрой, правильной и единственно верной. Жить ему стало необыкновенно легко, и мысли его были хрустальными. Он постиг жизнь и понял, что иначе жить нельзя. Однажды он с удивлением заметил, что на том месте, где он в продолжение двадцати лет привык находить сухари, ничего не было. Он не ел четыре дня. На пятый день пришел неизвестный ему старик в лаптях и сказал, что мужики сожгли помещика, а монахов выселили большевики и устроили в обители совхоз. Оставив сухари, старик, плача, ушел. Схимник не понял старика. Светлый и тихий, он лежал в гробу и радовался познанию жизни. Старик-крестьянин продолжал носить сухари.

Так прошло еще несколько никем не потревоженных лет. Однажды только дверь землянки растворилась, и несколько человек, согнувшись, вошли в нее. Они подошли к гробу и принялись молча рассматривать старца. Это были рослые люди в сапогах со шпорами, в огромных галифе и с маузерами в деревянных полированных ящиках. Старец лежал в гробу, вытянув руки, и смотрел на пришельцев лучезарным взглядом. Длинная и легкая серая борода закрывала половину гроба. Незнакомцы зазвенели шпорами, пожали плечами и удалились, бережно прикрыв за собою дверь. Время шло. Жизнь раскрылась перед схимником во всей своей полноте и сладости. В ночь, наступившую за тем днем, когда схимник окончательно понял, что все в его познании светло, он неожиданно проснулся. Это его удивило. Он никогда не просыпался ночью. Размышляя о том, что его разбудило, он снова заснул и сейчас же опять проснулся, чувствуя сильное жжение в спине. Постигая причину этого жжения, он старался заснуть, но не мог. Что-то мешало ему. Он не спал до утра. В следующую ночь его снова кто-то разбудил. Он проворочался до утра, тихо стеная и, незаметно для самого себя, почесывая руки. Днем, поднявшись, он случайно заглянул в гроб. Тогда он понял все. По углам его мрачной постели быстро перебегали вишневого цвета клопы. Схимнику сделалось противно. В этот же день пришел старик с сухарями. И вот подвижник, молчавший двадцать лет, заговорил. Он попросил принести ему немножко керосину. Услышав речь великого молчальника, крестьянин опешил. Однако, стыдясь почему-то и пряча бутылочку, он принес керосин. Как только старик ушел, отшельник дрожащей рукой смазал все швы и пазы гроба. Впервые за три дня Евпл заснул спокойно. Его ничто не потревожило. Смазывал он керосином гроб и в следующие дни. Но через два месяца понял, что керосином вывести клопов нельзя. По ночам он быстро переворачивался и громко молился, но молитвы помогали еще меньше керосина. Прошло полгода в невыразимых мучениях, прежде чем отшельник обратился к старику снова. Вторая просьба еще больше поразила старика. Схимник просил привезти ему из города порошок "Арагац" против клопов. Но и "Арагац" не помог. Клопы размножались необыкновенно быстро и кусали немилосердно. Могучее здоровье схимника, которое не могло сломить двадцатипятилетнее постничество, -- заметно ухудшалось. Началась темная отчаянная жизнь. Гроб стал казаться схимнику Евплу омерзительным и неудобным. Ночью, по совету крестьянина, он лучиною жег клопов. Клопы умирали, но не сдавались.

Было испробовано последнее средство -- продукты бр. Глик -- розовая жидкость с запахом отравленного персика под названием "Клопин". Но и это не помогло. Положение ухудшалось. Через два года от начала великой борьбы отшельник случайно заметил, что совершенно перестал думать о смысле жизни, потому что круглые сутки занимался травлей клопов.

Тогда он понял, что ошибся. Жизнь так же, как и двадцать пять лет тому назад, была темна и загадочна. Уйти от мирской тревоги не удалось. Жить телом на земле, а душою на небесах оказалось невозможным. Тогда старец встал и проворно вышел из землянки. Он стоял среди темного зеленого леса. Была ранняя сухая осень. У самой землянки выперлось из-под земли целое семейство белых грибов-толстобрюшек. Неведомая птаха сидела на ветке и пела solo. Послышался шум проходящего поезда. Земля задрожала. Жизнь была прекрасна. Старец, не оглядываясь, пошел вперед.

Сейчас он служит кучером конной базы Московского коммунального хозяйств

"12 стульев"
Ильф и Петров
ady

Страх и ненависть

Я не буду бояться. Я не буду ненавидеть. Я не буду бояться и ненавидеть. Я буду бояться только своей ненависти и ненавидеть только свой страх.

Gunparade March : A New Song for the March
ady

Богини насылающие болезни. Джьештха

Джьештха

джьештха

Джьештха ज्येष्ठा значит старшая, старая. Она является богиней несчастья, неудачи. Часто она отождествляется с Алакшми и считается старшей сестрой Лакшми.

Богиня Джьештха появляется в раннем индуизме. На протяжении седьмого и восьмого веков она была весьма популярна в Южной Индии.

Её описывают как "имеющую большие обвислые груди, свисающие до самого пупка, дряблый живот, толстые ляжки, торчащий нос, отвислую нижнюю губу, а цвет Её кожи как чернила". Она чёрного цвета, иногда красного, держит лотос или сосуд для воды. И иногда делает знак защиты. Она носит разнообразные украшения, а так же тилаку, которая указывает на Её замужнее положение. Волосы Её, как правило, заплетены в косу и сложены на макушке или же обёрнуты вокруг головы. На флаге Её изображена ворона. Иногда ворона стоит рядом. Она ездит на осле или в повозке, запряжённой львами и тиграми, а также носит с собой метлу.
Джьештха иногда изображается с двумя спутниками, считается, что это Её сын и дочь. Её сын изображается как мужчина с лицом быка, а дочь как молодая красивая девушка.
Согласно Линга пуране Она родилась, когда боги и демоны пахтали океан, желая добыть нектар бессмертия: "Вслед за ядом из океана появилась звезда Джьештха – располагающаяся в созвездии Скорпиона и нравом своим напоминающая злобную старуху, сеющую беды".
Её выдали замуж за мудреца Дуссаху, который вскоре обнаружил, что его жена не выносит не звука, ни вида каких-либо богоугодных действий. Когда он пожаловался Вишну, тот сказал, чтобы они с женой посещали только те места, где происходят неблагоприятные вещи. Среди мест, специально упомянутых как подходящие для Неё жилища, дома, где происходят семейные ссоры, а старшие поедают пищу, не взирая на голод детей. Впоследствии Дуссаха покинул Джьештху. Она пожаловалась Вишну на то, что не может выжить без мужа, и Он повелел, что отныне Она будет существовать на приношения женщин.
Джьештху часто называют Алакши (хотя и возможно, что это две разные Богини). Алакшми является старшей сестрой Лакшми и представляет Её полную противоположность.
Как пишет Хариш Джохари: "Существует достаточно странное отношение между накшатрами (лунными зодиакальными созвездиями) Джештхи и Лакшми. Человек, родившийся под накшатрой Джьештхи всю жизнь страдает от бедности; созвездием Лакшми является накшатра Рохини, и каждый, кто родился в период влияния Рохини, становится процветающим и богатым. Рохини — имя любимой жены Сомы. Созвездия Рохини и Джьештхи расположены напротив друг друга, их разделяют ровно 180 градусов. Одно из имен Джьештхи: Аврохини, "противоположность Рохини"; в свою очередь, Рохини означает «восхождение». В период Джьештхи Солнце нисходит и вступает в фазу канъя-лагны (нисхождения Девы): в это время Солнце оказывается наиболее слабым".

Так же интересно то, что Джьештха появилась из океана вслед за ядом Каллакута, а Лакшми появилась практически вместе с Амритой. И так как Джьештха появляется из океана перед Лакшми Её называт старшей сестрой Лакшми.
Есть история о том, как Джьештха и Лакшми пришли к одному мудрецу, чтобы он рассудил кто из них красивей. Мудрец не желая обидеть ни ту, ни другую ответил: "Лакшми, как младшая сестра красивей тогда, когда подходит близко, а Джьештха, как старшая сестра красивей тогда, когда отходит далеко".

В Махабхарате Джьештху называют дочерью Шукры и женой Варуны.
.
Иногда Джьештху связывают с Кали. В Бенгалии в ночь перед Дипавали, которая посвящена Джьештхе делают Кали пуджу.  Джьештху связывают с Ниррити и Шиталой.
Так же Джьештху отождествляют с Дхумра Варахи (с Варахи как одной из форм Дхумавати).

Артур Авалон в своей книге "Змеиная сила" пишет: "Из Кундалини Шакти в Муладхаре Пара-Шабда последовательно устремляется вверх как Пашьянти, Мадхьяма и Вайкхари Шабда. Ее первая форма – Парамакала в форме Матери (Амбикарупа) – Паравак (высшая речь). . Пашьянти – это Вама Шакти, то состояние Шабда, в котором Иччха Шакти воплощает Вселенную в форме семени(Биджа). Мадхьяма Вак, которая есть Джняна (знание) - это Джьештха Шакти. Здесь Шакти чалана принимает форму Матрики. Вайкхари – это Крийя Шакти, Раудри Деви и форма Вселенной (Вишвам)".

В Шри Чакра Пудже Джьештхой называют Ваджрешвари она является олицетворением саттва гуны и джняна шакти.
ady

Жалость к себе

... Я никогда не видел ни одного дикого существа,
которое жалело бы себя.
Даже маленькая птица, падающая с ветки,
замёрзшая насмерть, не испытывает жалости к себе.
Д. Лоуренс
ady

Матанги (часть 2)

Изображение

В разделе "Лалитопакхьяна" "Брахманда Пураны" сказано о появлении Матанги:
"Из своего сердца Лалита создала Бала Деви, из своего сознания она создала Шьямалу Деви, из своей ахамкары она создала Варахи Деви.
Позже Лалита короновала Шьямалу Деви как своего премьер-министра, поэтому Шьямала Деви называется Мантрини".
В Традиции Шри Видья, Матанги - это левая рука Богини Лалиты. Её мантрин (премьер-министр).
Суть Матанги - это желание, это та сила, благодаря которой был сотворён весь мир.
Так же Матанги - это Любовь, и кама, и рати, и према, и бхакти - всё это Она. Она может быть как самой низменной и животной страстью, так и самым высоким духовным устремлением. Матанги - это пространство, это пракрити. Сердце и матка всего мира. Она горизонталь. Подобно тому, как йони облегает лингам, так и Матанги обволакивает собою сознание. Стержень - это Варахи, а авараны (покровы) - это Матанги.

В теле человека Матанги находится в сердце. А её олицетворение - это женские груди. Матанги во многом сходна с Кришной, и Её и Его называют Шьяма (тёмная, тёмный), Кришна так же ассоциируется с молоком из женской груди, считается, что когда гопи видели маленького Кришну из их груди непроизвольно начинало течь молоко. Кришна - это также Любовь (в теле человека Он тоже локализуется в сердце). Природа Кришны-любовника очень женственная. Его оружие это "паша", а не "анкуша", Его власть - это вашитва. Как и Матанги Он пьянит игрой на своей флейте. Можно сказать, что в Традиции Шри Видья Кришна - это мужское проявление Матанги.

Матанги выражение всего вак, поэтому ей подвластны 64 крора мантр существующих в Шри Видье. Более того, считается, что только с позволения Матанги возможна реализация той или иной Мантры. И здесь она раскрывается нам с другой стороны, как шакти Ганапати-Винаяки. Ганапати является Её мистическим супругом и в Ней, как в Его шакти соединены сиддхи и буддхи. Она (как и Ганапати) является проводником мантры любого Божества и без Её милости практически не возможно достучаться до кого-либо.

Ещё один интересный аспект Матанги - это Её форма Уччхиштха Чандалини. Богини отбросов, объедков и нечистот. В Матанги разрушается вся двойственность. Вместе со своим супругом Уччхиштхой Ганапати Уччхиштха Матанги снимает покров иллюзии с глаз мистика и устраняет последние остатки двойственного восприятия мира и Бога.

Матанги - это ананда (блаженство), она опьянена сама собою и пьянит весь мир. Сказано в Шри Тара Бхакти Рахасья Дипике: "Матанги, Тёмно-зелёная, Лиана – также пребывает в вине;
Она – Минакши и Сумукхи, Чандали и Пишачини (Демоница)".
Весь мир движется и существует до тех пор пока Она перебирает струны своей вины. Она сама спанда (божественная пульсация).

Та, Которая Владычица Матанги, Сокрытая, Она известна как Кубджика-Кали
(«ужатая Кали», Кундалини), Варуни («Вино», «Водная»), Владычица вамачары, почитаемая в западной амнае,
Шакти Ганеши, [Принявшая] облик Будды, Пробуждающее Знание, Васали;
Она явлена в образе Посланницы, Совершенная Страсть и Йогини.
Она – великая саттва в тамасе, молния в кунде тела,
Богиня, обитающая на шмашане: в огне сожжения и в Йони.
Поэтому Она известна как Тайная Владычица, Властительница Нектара, Обольстительница, принявшая облик Рамы, Будды и Чайтаньи,
[сокрытая во всех] женщинах,
Курукулла, Привлекающая, Тёмно-зелёная, легко Дарующая Сиддхи, Кундалини, Вечно влажная [от любовной страсти], Царица Знания, [Пребывающая в недвижении]
из-за страсти,
Обитающая в Йони, Чандали, [Находящаяся] посереди луны,
Искусная – Проявленная форма Высшей Владычицы, «ужатая» Высшая Мать;
Форма мантры, Нила-Вани, Она – Мать, Индивара-Калика (Кали Синего Лотоса),
Очищающая намерения, Поток Любви, Любящая страстные наслаждения;
[Она -] Основа Кулы, Образ Кулы, Сущность Кулы, Душа Кулы,
Утверждённая в Куле, Любовь Кулы, Мудрость Кулы, Владычица Кулы,
Знание, Дарующее Великое Освобождение, в форме женщины, огненная Каулини;
Почитаемая в вира-бхаве, Вечная,
Дарующая Совершенство на пути следования своей Воле;
Совершенство, Осознание, Поток Любви, Блаженство сердца Кула-стри,
Любящая эротические игры, Возлюбленная, Приводящая Силу Сознания;
Шри Тара бхакти Рахасья Дипика
ady

Матанги

Изображение

Матанги или Шьяма (тёмная), одна из Богинь основной триады в традиции Шри Видьи, также Матанги является одной из десяти Махавидий. Имя Матанги переводится как «та, все члены тела которой, находятся в опьянении, в возбуждении» её сравнивают со слонихой во время течки, так как «матанга» переводится так же как слон.
Матанги, как одна из десяти Махавидий является «осознанным грехопадением», последним испытанием на пути мистика, за ней следует Камалатмика, которая представляет собой полноту осознавания и пребывания в Боге.
Матанги – Чандалини (неприкасаемая), так как «осознанное грехопадение» предполагает нарушение всех запретов, преступание через все принципы и обязательства. Матанги – это вама марга, а в некоторых проявлениях и агхора марга, потому она Уччхишта Чандалини (Богиня объедков), её задача состоит в том, чтобы сделать сакральными те стороны жизни, которые для обычного человека являются табуированными. В Индии очень остро стоит вопрос ритуальной чистоты, Матанги же принимает подношение в виде объедков со стола. Всё нечистое становиться в ней чистым, все неправедное – праведным.
Интересно и то, что парии были в чём-то гораздо более свободными, чем представители других каст. Так, например, чандалы ели мясо, были свободны в проявлениях сексуальности, общество не вмешивалось в их жизнь, фактически чандалы были обществом внутри общества. Представители высших каст испытывали некий суеверный ужас к чандалам, т.к. они могли быть причиной осквернения и несчастья.

Богиня-пария воплотила себе свободу чандал и образованность, изысканность брахманов. По легенде Матанги была дочерью риши Матанга, который был из касты чандал (неприкасаемых), он предался аскезе, для того чтобы изменить свою касту. Выполняя различные аскетические практики, он, по совету Индры, призвал Сарасвати Деви, чтобы Она исполнила его желание. Когда Деви пришла к нему, Она сказала, что невозможно изменить его касту, так как будет нарушен мировой порядок. И спросила, нет ли у него другого желания. Тогда Матанга попросил, чтобы Сарасвати Деви воплотилась как часть его самого и родилась его дочерью. Так появилась Матанги, дочь Матанга, воплощение Богини Сарасвати.

Матанги часто называют тёмной стороной Богини Сарасвати. Хотя это суть одна Богиня, порой кажется, что всё в Матанги противопоставляется Сарасвати.
Сарасвати изображают с очень светлой кожей, тонкими чертами лица. Матанги же, напротив, имеет более грубые черты лица (пухлые губы, слегка раскосые глаза) и тёмный цвет кожи.
Сарасвати практически всегда одета в белое. Рядом с Ней находится её вахана белый лебедь или гусь. Матанги же одета ярко и вызывающе, чаще всего Её изображают в красном сари, волосы Её распущены, а ваханой для Неё является зелёный попугай.
Сарасвати практически не ассоциируется с сексуальностью, фактически Она является женой Брахмы, его созидающей силой, но в действительности Её сложно представить в сексуальном соитии. Её супруг как-то слишком абстрактен. Так же Она никогда не ассоциируется с материнством.
Матанги – это воплощение сексуальности. Всё в Её внешности и поведении предельно сексуально. Она опьянена страстью. Так же в Ней силён материнский аспект. В «Брахманда пуране» Её называют Амбика, что значит мать. В Шри Видье Матанги ассоциируется с женской грудью и с молоком кормящей женщины.

Но и Сарасвати и Матанги – это джняна. «Мата» в слове Матанги так же значит ум. И Сарасвати, и Матанги - это олицетворение знания, искусства, искушённости. Они две стороны одного и того же. Так, например, можно сказать, что Сарасвати – это потенциальная энергия, а Матанги – кинетическая.

Биджа мантра Сарасвати и Матанги – «айМ». Это так же и Гуру биджа. Матанги – это знание изливающееся, наполняющее, она ассоциируется с вайкхари вак (произносимой речью). В Шри Видье ещё одна биджа-мантра Матанги – это «АМ». Это значит, что Она является точкой изначальной манифестации. «аМ» - первая буква санскритского алфавита – это только зародыш, потенция будущей манифестации, «АМ» - вторая буква, где «А» долгая – это разворачивание вселенной. С этой буквы начинается сотворение всех других букв, которые, в свою очередь, представляют собой весь проявленный мир.
Как вайкхари вак – Матанги находится в горле и представляет собой гуру таттву.